Новая школа в Москве

1 сентября начинается первый учебный год в «Новой школе», созданной при поддержке благотворительного фонда «Дар». «Афиша Daily» поговорила с ее руководителями и ключевыми сотрудниками о том, что такое «Новая школа», как туда попасть и чему там учат.
Кирилл Медведев
Кандидат физико­-математических наук, один из методистов программы «Учитель для России», директор «Новой школы»
Сергей Волков
учитель русского языка и литературы в школе № 57 (1992–2015), доцент факультета филологии ВШЭ (2011–2015), руководитель кафедры словесности «Новой школы»
 
Юлия Вешникова
Выпускница филологического факультета МГУ, директор фонда «Дар», учредитель «Новой школы»

— Какими принципами вы руководствовались, создавая «Новую школу»?

Медведев: Любая школа ищет ответ на вопрос, каким должно быть современное образование. В частных школах распространенная тема — закрытость: мы как раз хотим работать в парадигме открытости, стараемся привлекать профессионалов, которые нам интересны. В этом смысле «Новая школа» — социокультурный проект, включающий как саму школу, так и образовательный центр.

Вешникова: В школе мы практически все стремимся обратить в образовательный процесс. То, что называется «Образование-360», когда ребенок постоянно находится в процессе учебы. К сожалению, начальная школа часто делает так, чтобы ребенок задавал как можно меньше вопросов. И только вырастая, люди понимают, что правильно заданный вопрос — это на 80 процентов решение проблемы. Поэтому мы подталкиваем детей к тому, чтобы учиться задавать вопросы.



— Ваша школа с порога встречает будущих учеников необычным пространством. На какое взаимодействие с ним вы рассчитываете?

Медведев: Мы выстраиваем школу — среду для развития всего сообщества — детей, родителей, учителей. Коридор, например, не только выполняет транспортную функцию, но и является местом, где ребенок мог бы взаимодействовать со школой, заниматься, общаться. Мы специально не добавляли много цвета, так как считаем, что он должен прийти вместе с детьми, которые будут его переосмыслять и дорабатывать. Аналогично и с кабинетами: они устроены так, что в них можно достаточно свободно поступать с мебелью. Как видите, тема выбора и осознанности для нас очень важна: дети должны присвоить пространство и сами решить, что там будет. У нас есть симпатичная фантазия — поставить рядом с кабинетом музыки электронные музыкальные инструменты с наушниками, чтобы дети могли поиграть, никому не мешая.

То же самое и с центром дополнительного образования, работающим во второй половине дня. В это время сюда придут совершенно другие, в том числе взрослые, люди, и для них это пространство тоже должно быть необычным, располагающим к занятиям.

Астрономия, эсперанто и логика: эволюция школьной программы за последние 100 лет

 

 — Список летнего чтения для учеников «Новой школы» выглядит довольно обширно и отличается от программ ведущих гуманитарных школ Москвы. Это будет сугубо авторский курс с определенной траекторией и нацеленный на определенный результат?

Волков: Программу «Новой школы» по литературе никто еще не видел, включая меня, так что мне очень интересно читать отзывы о ней. На самом деле мы будем опираться на программу, разработанную в самом конце 1980-х годов в Институте развития образования МИРОС, и на новую линию учебников «Просвещения», которая во многом этой программе наследует. Главная ее идея — развитие читательского интереса и читательских умений. Ребята прочитывают очень много, и книги рифмуются друг с другом самыми прихотливыми способами, объединяясь в неожиданные блоки. Это программа-конструктор для творческих учителей и для всех без исключения детей. Нам важно, чтобы дети учились читать текст и понимать, что им сказал стоящий за текстом человек; чтобы потом они вступили с ним в диалог, сформулировав свою ответную реплику.

— По какому принципу набирался корпус педагогов?

Волков: Я набирал словесников. Мне были нужны люди, которые знают предмет, адекватны, которым интересно жить, которые готовы слушать и слышать другого, вступать в диалог с учеником и которые сами хотят учиться. Таких и взяли.

Медведев: Нам важны интересные и самобытные люди, но самое главное, чтобы они были профессионалами. Существенный фактор — ценностная система: человеку должно быть не все равно, потому что работа в школе это, конечно, дело жизни. Важно умение договариваться и сверять ожидания с коллегами и ребятами. У нас есть упор на традицию сильных школ, но в то же время мы ждем от преподавателей гибкости, умения познавать мир и адекватно на него реагировать.

Вешникова: В школе предполагается командная работа, но команда состоит из педагогических звезд. Люди должны уметь слушать друг друга и — несмотря на то что они мэтры своего дела — менять мнение, если чьи-то доводы их убедили. Но не надо путать это с изменой принципам. Скорее речь идет о готовности пересматривать профессиональные подходы. К сожалению, для звездных педагогов характерна некоторая косность, но мы попытались собрать тех, кто дает себе труд задуматься и попробовать что-то новое. И наш директор дает возможность работы в команде без авторитарного режима. На мой взгляд, это выгодно отличает нас от большинства очень хороших школ, в которых выстраивается вертикаль власти и все решения зависят от одного человека. А если этот человек — звезда — покидает проект, то через пару лет школа накрывается. Нам было важно выстроить системную вещь, которая будет жить века, как Кембридж: там важно не имя директора, а набор принципов, которые работают на общий бренд. Надеюсь, что у Кирилла Владимировича хватит мужества с этим справиться, ведь искушение все взять в свои руки есть у каждого.

Медведев: Я давно нахожусь в школьной и университетской среде и знаю, насколько сложно выстроить горизонтальную структуру, когда учителя или заведующие кафедрами собираются и что-то реально решают. Но в то же время включение горизонтальных элементов имеет большую отдачу для всех. Поэтому мы стараемся держаться этого режима как можно дольше. Безусловно, есть моменты, когда ситуация не приходит к общему решению, и тут уже приходится включать классические вертикальные механизмы.

Вешникова: Да, разумеется, в процессе ежедневной (но не скажу, что рутинной!) работы «Новой школы» администрация, учителя, дети будут искать, разрабатывать, разумно заимствовать и реализовывать самые разные педагогические и организационные подходы и решения. Но главные принципы, на которых основана «Новая школа», будут сохранены именно как система ценностей, как база, как фундамент. Поэтому фонд, подготовив, организовав, полностью профинансировав и запустив наш проект, не оставит его после начала учебного года. И речь не только о материальной поддержке, о финансировании, которое будет требоваться школе еще долгое время, — мы создаем попечительский и наблюдательный советы «Новой школы», которые, не вмешиваясь каждодневно в работу собственно образовательного учреждения, будут внимательно наблюдать за жизнью и тенденциями и охранять те самые ценности, о которых я говорила выше.

Читать далее на Афише